История породы АНГЛИЙСКИЙ БУЛЬДОГ
Стандарт Фило-Куон бульдога Великобритании (Canis Pugnax), Лондон, февраль 1865 года

"Бык вырвался"
Фрагмент цветной гравюры неизвестного автора. Предположительно 1820 г.
В Священном Писании существует четырнадцать упоминаний о собаках, первое из которых появляется в Книге Бытия и утверждает, что собака и человек дружили с момента возникновения последнего.

Предполагается, что финикийские торговцы завезли злобных молосских псов из Древней Греции в Англию в VI веке до Рождества Христова, и, таким образом, утвердилась порода мастиф. Многие считают, что именно этот мастиф и явился
родоначальником современного бульдога.

Принято считать, что предком как бульдога, так и мастифа, является алан. В словаре (1632 г.) он описывается как мастифоподобная собака, используемая для загона и охраны рогатого скота.

Слово "бульдог" в своей современной орфографии (BULLDOG) стало появляться в английской литературе сравнительно недавно. В своей пьесе "Молчаливая женщина" (1609 г.) драматург и поэт Бен Джонсон упоминает как бульдога, так и медвежью собаку (Beardog). Также ссылка на бульдога есть в письме Прествича Итона, датированном 1631 годом и хранящемся в настоящее время в Государственном архиве Великобритании. Он просил доставить ему несколько вещей и в том числе "… хорошего мастифа, ящик с бутылками пополнить самым лучшим вином, а также пару добрых бульдогов". Французы различали мастифов и бульдогов еще в 1537 году. Из этого следует, что бульдог - порода древняя и была хорошо известна в Англии задолго до письменных упоминаний.

Считается, что беар-бейтинг привнесен в Англию римлянами. В расцвете своей популярности это развлечение слыло в стране излюбленной забавой.

В древности ко всем крупным собакам применялось название "мастиф". В 1707 году Гай Мьежем заявил: "Наши мастифы, в особенности те, которых мы называем бульдогами, отличаются непревзойденной отвагой. Такая собака пойдет в одиночку на кого угодно, будь то медведь, тигр или лев, и будет драться до последнего - победы или смерти".

До сравнительно недавнего времени издавалось очень мало книг, посвященных собакам вообще, так и отдельным породам в частности. Еще одной причиной отсутствия старинных документальных сведений о бульдогах является тот факт, что до организации Содружества (государственного объединения Великобритании и большинства ее бывших доминионов и колоний) не выпускались газеты. К тому времени как газеты стались печататься, развлечения по буль- и беар-бейтингу были настолько общеприняты, что перестали заслуживать пристального внимания, хотя сообщения об этих событиях попадали на страницы прессы только в случае какой-нибудь трагедии. К примеру, до нашего времени сохранились несколько заметок о том, как в январский воскресный день 1583 года рухнул старинный Беар-Гарден на южном берегу Темзы. Амфитеатр был переполнен разгоряченными болельщиками - мужчинами, женщинами, детьми, - многие из которых погибли или получили тяжелые увечья.

Название "бульдог" (бычья собака) связано с предназначением - нападать на быка. Бульдог бросался на животное с необычайной яростью, хватка его была непреодолимой, поистине мертвой. Нападая на противника, бульдог всегда нападал спереди и обычно хватал его за нос, губу, язык или глаз, а вцепившись, повисал на нем и не разжимая челюстей, невзирая на отчаянные попытки атакуемого освободиться.

Основанием для выбраковки считали атаку бульдога за какую-либо конечность. Это считали вырождением породы. Натаска на быка начиналась и в полугодовалом возрасте, чтобы подтвердить безукоризненность его происхождения. Подобный экзамен сдавали щенки определенного помета в подтверждение чистоты своего происхождения и в доказательство того, что честь будущего потомства не будет запятнана позорной помесью. До регулярной травли бульдоги допускались по достижению ими 15-ти - 18-ти месяцев от рождения. Считалось, что их связки приобретают полную силу и прочность лишь к двухлетнему возрасту, а наиболее опытные заводчики утверждали, что бульдоги окончательно формируются только к пяти годам.

Травля барсука. Такие зрелища обычно проводились на арене или специально огороженной площадке. Веревка, привязанняа к хвосту барсука, позволяла хендлеру растаскивать соперников, не беспокоясь о собственной безопасности.

Бульдог чрезвычайно редко лает. Некоторые не делали этого никогда и почти не рычали.

Вначале XIX столетия лорд Орфорд, решив, что грейхаундам недостает отваги и упорства, взялся исправить эти недостатки. Он решил повязать одну из своих сук грейхаундов с бульдогом - с короткой плотно прилегающей шерстьюи крысиным хвостом. Сук от этой вязки он вырастил и повязал со своими самыми резвыми грейхаундами. К шестому или седьмому поколению от экстерьера ничего не осталось и следа, зато сохранились его храбрость и упорство. Погнавшись за добычей, такие метисы не сходили с дистанции, пока не падали замертво.

Римлянин Клавдиан (395- поосле 404гг.), повествуя о "британской собаке, которая прижимает огромный бычий лоб к земле", писал, что особо похвальны бесстрашие и упорство, с которыми эти псы бросаются на быков.

Симмах, современник Клавдиана, вспоминал о семерых ирландских бульдогах, впервые появившихся на римской арене и настолько поразивших публику своей отвагой и свирепостью, что появилось поверье, будто этих собак перевозят в железных клетках.

Известно, что король Англии Яков I отобрал как-то одного из своих самых лютых львов, проживавших в Тауэре, и выпустил его на двух бульдогов. К полному изумлению всех придворных, собаки не выказали ни малейших признаков смятения, не увиливали от схватки, а скорее провоцировали ее, бросались на льва, не уступая ему в смелости, рвались в ближний бой и, в конце концов, несмотря на все усилия "царя зверей", одолели его и опрокинули на спину.

Итак, обрисовав вкратце и приблизительно происхождение породы, потонувшее в седой древности, мы добрались до того момента, когда можем с уверенностью утверждать, что те или иные факты исторически достоверны.

Травля крыс, один из непременных и необходимых родов деятельности. На иллюстрации изображен Билли, знаменитый крысиный убийца XIX века. Он запечатлен в момент установления рекорда - 100 крыс за пять с половиной минут. Это случилось 22 апреля 1823 года.

Буль-раннинг.

Для того чтобы лучше разобраться в том, из чего складывается стандарт породы и что собой представляет современный бульдог, вероятно, следует остановиться на некоторых аспектах связанных с применением собаки, а также вернуться к истории ее происхождения. Давайте поговорим сначала о преследовании быка собаками - буль-раннинге (bull-running), а затем о его травле - буль-бейтинге, популярных в Англии с момента их появления как азартного развлечения и вплоть до момента, когда они были запрещены.

Буль-раннинг вдохновлял многие поколения болельщиков и проводился в Стемфорде, Линкольншир, в День Святого Брайса, 13 ноября. Вполне возможно, традиция взяла начало от древнего обычая осеннего жертвоприношения в умиротворение душ усопших или приурочилась к какому-нибудь празднику в честь успешного сбора урожая.

Первые такие зрелища, как считается, были проведены в Стемфорде в 1209 году, во времена правления короля Джона, чему предшествовал по бытующему поверью, весьма незатейливый случай. Некие мясники якобы натолкнулись в поле на двух дерущихся быков и попытались их разнять, но при этом согнали разъяренных животных на большую дорогу. Преследуемые собаками мясников, быки помчались со всех ног в город, немало перепугав при этом горожан. Граф Уоррен, прогуливавшийся тем временем верхом, заметил надвигающуюся опасность и бросился вслед. Захватывающая погоня окончилась победой графа: ему удалось направить животных в загон, где их и привели в чувства. Погоня показалась благородному охотнику весьма занимательной и доставила такое удовольствие, что он распорядился увековечить столь достойное развлечение и передал городу в дар тот самый луг, на котором произошла схватка, но при условии, что ежегодно в День Святого Брайса будет загоняться один бык.

По свидетельству очевидца, преследование быка в Стемфорде являло собой весьма впечатляющее и устрашающее зрелище для чувствительного человека. Простолюдины собирались со всей округи. Торговцы лошадьми и свиньями, конюхи и извозчики, мясники и просто зеваки приходили вместе огромными компаниями, и на целый день город переходил в их полное распоряжение. Шум, гам, похабщина.

По удару колокола быка выпускали из темного сарая, где его предварительно держали всю ночь. Если степень его свирепости не отвечала ожиданием толпы, животное доводили до полного бешенства всеми способами, известными и доступными мужланам. Зачастую несчастному животному наносили раны и заливали туда спиртное, дабы подстегнуть отчаянные попытки забодать бульдога или, по крайней мере, увернуться от него.

В 1825 г. в г.Уорикшире несколько бульдогов схватились со львами Джорджа Уомбуэла. Несмотря на то, что некоторые из собак погибли, а оставшиеся в живых были сильно покалечены, следует отметить необычайную храбрость этих псов, вышедших на битву с заведомо превосходящим противником.

Живодеры ставили перед собой следующую задачу - вынудить быка пронестись через весь город, загнать обезумевшее животное на мост, а там, окружив его, перебросить через парапет в реку. Если им удавалось осуществить задуманное до полудня, они получали в награду еще одного быка. Судя по всему, именно эта традиция буль-раннинга породила старинную поговорку: "напоследок и быка с моста сбросили" (то есть игра была не честная).

Преследование быка в Татбери, Стаффордшир, являли собой традицию полурегилиозного характера, проводимую менестрелями татберского замка, и вошли в ранг церковного обряда. Церковь, с благословения настоятеля, ежегодно выдавала менестрелям по быку для загона. Такую форму буль-раннинга, как предполагается, ввел Джон О'Гонт (1340 - 1399 гг.), герцог Ланкастера, в подражание корриде в Испании, откуда родом была королева, проживавшая при этом замке в Татбери. Считается, что первоначально буль-раннинг завершал городское празднество, носившее название "Двор менестрелей". Наиболее замечательная часть этого праздника канула в Лету, а все жестокое и отвратительное сохранилось на долгие годы.

Татберские игрища проводились следующим образом: "После ужина все менестрели собирались у ворот монастыря Татбери и поджидали, когда выпустят быка, которого обязан был предоставить управляющий поместьем. Быку предварительно отпиливали кончики рогов, купировали уши и хвост, намыливали его с ног до головы, а в ноздри вдували молотый перец. Затем распорядитель объявлял, что все присутствующие, кроме менестрелей, должны расступится, пропустить быка и не подходить к нему по собственной воле ближе чем на 12 метров, а также не путатся под ногами у менестрелей, которым предстояло гнатся за быком. Сделав объявление. Управляющий выпускал быка на встречу менестрелям, и если кому-нибудь из них удавалось отхватить ножем кусок бычьей кожи, прежде чем животное добежит до Дербишира, того провозглашали "королем музыки" и одаривали этим быком, а если бык добирался до Дербишира в целости и сохранности, он возвращался в собственность настоятеля. В первом случае быка приводили к дому управляющего, хомутали, повязывали и в таком виде препровождали на татберскую Хай-стрит, где находилась арена буль-бейтинга. Там его начинали травить собаками. Первый раунд проводился в честь "короля музыки", второй - в честь настоятеля, третий - в ознаменование городского праздника, а поледующие - на забаву публики. И, наконец, затравленый бык поступал в полное распоряжение "короля".

Репродукция гравюры "Том и Джери делают ставку на непревзойденную обезьяну Жакко Макакко в Вестминстер-пит"

Впоследствии обычай стал видоизменятся. Молодые люди, жители Стаффордшира. Вооружились палками примерно 90 сантиметров длиной и вступали в состязание с юными дербиширцами, вооруженными тем же образом. Первые пытались гнать быка в Дербишир, а вторые - задержать в Стаффордшире. Во время подобных состязаний было проломлено немало голов.

Еще позднее вошла в традицию сделка между "королем музыки" и управляющим: последний выкупал у "короля" свое право на быка за 5 нобелей и отправлял его в Хардуик, поместье герцога Девонширского, где животное должны были откормить и отдать под Рождество бедному люду.

Хотя один автор и утверждает, будто буль-раннинг в Стемфорде проводился с незапамятных времен и вплоть до 1839 года, в Татбери он был введен примерно в 1374 году, а в 1778-м - отменен. Вероятнее всего, такие зрелища были традиционны только для 3-х городов Англии: Стемфорда в Линкольншире, Татбери в Стаффордшире, Тетбери в Глостершире. Зато буль-бейтинг при этом приобрел популярность по всей стране.

Буль-бейтинг.

В средние века бои животных были чрезвычайно популярны в Англии и поощрялись всеми слоями населения - от самых высших до самых низших. Практически в каждом городе и поселке страны была своя арена. Подобные бои прослеживаются с самых ранних периодов истории Англии. Их можно причислить также к излюбленным видам развлечений египтян, греков, римлян и других древних народов.

Быки, медведи и лошади проходили специальный курс боевой дрессировки. Едва ли можно достоверно определить происхождение этого варварского обычая, восходящего к глубокой древности. Фитц-Стивен, живший во времена правления Генриха II, рассказывает в своем "Описании Сити Лондона", увидевшим свет в 1174 году, что утро каждого праздничного дня в зимний период начиналось с кабаньих боев или травли быков либо взрослых медведей собаками, и это представление собирало всегда целые толпы юных лондонских зевак. Ослов, не вполне подходивших для подобных состязаний, и тех подвергали подобному варварскому обхождению, но лошадиные бои никогда не принимали столь широкий размах.

"Собачьи бои" - репродукция цветной гравюры 1811 г. одна из первых иллюстраций Вестминстер-пит"

Вот как описывает первый буль-бейтинг в Татбери (проходивший, по всей вероятности, в Бэнксайд Беар-Гарден) Джон Хьютон: "Расскажу теперь кое-что о травле быка. Надевали на него ошейник с веревкой длиной 3, 4, или 5 ярдов, свободный конец которой вешали на крюк, закрепленный на столбе таким образом, чтобы он мог поворачивается". Бык свободно обозревал соперника, которым была бычья собака(bull dog).именно эту породу использовали в таких зрелищах. Морда собаки вздернута, а перекус позволяет ей крепко схватить свою жертву. Собака, если она хороша, станет ползать на брюхе, чтобы при возможности вцепится быку в нос. Бык же пытается его уберечь, прижимая нос к земле и, выставляя вперед рога, чтобы в удобный момент подбросить ими собаку. Вот это настоящие состязания. Но если выпускают сразу двух или нескольких собак или они попадают быку под копыта, он при малейшей возможности выдавит из них кишки.

Быки, бывало, подбрасывали собак на 9, а то и на 15 метров вверх, и, когда это случалось, болельщики пытались их поймать на лету, чтобы собаки не получили увечья. Обычно землю вокруг посыпали песком, дабы смягчить удар, если собака все же падала. Но, невзирая на такую заботу, большинство собак все же погибали и ломали конечности, а многие, в силу своей мертвой хватки, теряли зубы, когда быки их крутили и вертели. Частенько и люди взлетали в воздух, попав быку "под горячую руку".

Однажды собака, подброшенная быком, упала на землю и сломала лапу. Перелом тут же вправили, лапу перевязали, и собака, несмотря ни на что, снова бросилась на быка. Никакая сила, кроме той, что превосходит ее неукротимый дух, не способна заставить бычью собаку разжать челюсти, а природой этот пес наделен высочайшей степенью отваги.

Обыкновенно с владельцев собак, желавших участвовать в боях, брали плату за вход, но если их собака выходила победительницей, хозяин получал приз - 5 шиллингов, расшитую золотом шляпу или изыскано украшенный собачий ошейник.

Многие завзятые любители пари были положены на обе лопатки, и несчетные количество людей и собак преодолевало огромные расстояния, чтобы принять участие в такой забаве".

Как уже говорилось, первые игрища в преследовании быка, вероятно, были проведены в Англии - в Стэмфорде в 1209 году, во времена правления короля Иоганна Безземельного, и в Тетбери в 1374. Но есть основания предполагать, что буль-бейтинг приобрел популярность еще раньше. Считается, будто мясники специально дрессировали собак, обучая их загонять, хватать и валить быков, словом, травить их, чтобы мясо становилось нежнее. Кроме того, Клавдиан писал, что травля быков служила в его времена одним из видов массовых забав.

Приведенный выше этой главе случай с графом Уорреном, благодоря которому он явился основателем буль-раннинга в Стемфорде, был несколько иначе описан в мартовском выпуске "Спортинг мэгезин" за 1802 год. Автор статьи утверждает, будто данный эпизод явился родоначальником азартных состязаний по буль-бейтингу, а не буль-раннингу. Его версия такова: "Уильям, герцог Уорренский, хозяин этого города стоял как-то на стене замка и наблюдал за двумя быками, схватившимися на дворцовом лугу из-за коровы. На них бросилась вся свора мясницких псов и погнали одного из быков, обезумевшего от шума и многочисленности преследователей, прочь из города. Зрелище настолько заворожило герцога, что по окончании первого сенокса он передал луг, на котором произошла схватка быков, в распоряжение городских мясников при условии, что каждый год за 6 недель до Рождества, они будут подбирать и выдавать по одному свирепому быку, дабы продолжить на веки традицию таких состязаний".

Собачьи бои приобрели чрезвычайную популярность во второй половине XVIII столетия. Поскольку бульдогов сплошь и рядом вязали с терьерами для получения бойцовой породы, чистопородный бульдог стал вырождаться и едва не исчез полностью.

Трудно сказать, послужил ли именно этот факт зарождению английского развлечения "буль-бейтинга". Но так или иначе, появившись, он с годами приобретал все большую популярность, увеличивая, соответственно, потребность в особых годных для таких состязаний собаках. Собак отбирали и выводили по таким качествам, как отвага, выносливость и свирепость. С 13 по 18 век буль-бейтинг считался в Англии национальным развлечением.

Среди множества поучительных историй о бульдогах существует одна, повествующая о поединке в Бристоле, состоявшемся в марте 1822 года. Старая хромая сука стояла как-то подле своего хозяина-мясника и спокойно наблюдала как огромная свора собак яростно нападала на быка, а тот ловко и успешно отбивался от них. Псы, один за другим, так и взлетали в воздух. По приказанию хозяина сука медленно проковыляла на ринг. Она была вся покрыта шрамами, слепа на один глаз и хромала на заднюю лапу. В отличие от многих здоровых собак она не бросилась на быка спереди, стала осторожно обходить, не спуская с него единственного глаза, следила за каждым движением и явно выжидала возможности сорваться с места и вцепиться в противника. Такое поведение шло вразрез с повадками бульдогов, но, учитывая немощь старой суки и малую вероятность успеха, было вполне оправдано. Ей много раз приходилось отводить в загон этого самого грозного быка, а потом проводить там с ним ночи бок о бок. В загоне они были словно пара нежных голубков, но здесь, на поле боя, ситуация резко изменилась. Налитые кровью и злобой глаза быка непрерывно следили за ней с первого же момента появления старой суки на ринге. Он, казалось, высоко ценил ее боевые качества и упорно поворачивался вслед за ней, сосредоточив все внимание только на этой собаке. Пока они так следили друг за другом, на ринг внезапно прорвался другой пес, но бык в мгновение ока вскинул его на рога и отшвырнул через головы зрителей, не удостоив и полу взглядом.

Прошло некоторое время, прежде чем собака углядела возможность подобраться к быку. Но как только этот момент представился, она бросилась к нему с такой резвостью, какую трудно было от нее ожидать, нацелилась быку в нос. Несколько первых попыток вцепиться в него потерпели фиаско. ЕЕ старый приятель-крепыш не однажды отшвыривал упрямицу, но неудача лишь подстегивала и питала отвагу, заставляя вновь и вновь бросаться на быка. Один раз ей удалось столь ловко увернуться от рогов и подступиться так близко, что казалось, она добьется своего, и все же бык лягнул ее с размаху, и переступив через увечное тело, отошел в сторону, предоставив старушку заботам любящего хозяина.

 

В январе 1824 года в журнале "Спорт мэгезин" была опубликована забавная история о бульдоге. Как-то мясник привел на буль-бейтинг суку в сопровождении ее малолетнего выводка. Спустив с поводка мамашу, хозяин провозгласил: "Господа, я не словом не обмолвлюсь о великолепии породы. Судите сами". И в самом деле - почти беззубая сука почти в мгновение ока вцепилась в быка. Хозяин принялся полосовать ее садовым ножом, и лишь тогда, испустив последний вздох, она разжала челюсти. Само собой разумеется, щенки этой героини пошли нарасхват, их хозяин тут же распродал их за 5 гиней за штуку.

Во многих городах мясников штрафовали, если они продавали мясо быка, не участвующего на кануне базарного дня в буль-бейтинге. Считалось, что мясо травленого быка гораздо нежнее и питательнее, чем того, который не участвовал в нем. Это поверье, Не оправдывая жестокости деяния, основывалось, тем не менее, на справедливости утверждения. Возбужденное состояние животного перед смертью ускоряет гниение, следовательно, мясо следует приготовить безотлагательно, иначе оно станет не пригодным к пище. Несомненно, буль-бейтинг, прижившийся в старину в Англии, являл собою не только жестокое зрелище на потребу низменных инстинктов, но и способ сбыто огромного количества полезного и питательного мяса, которое в ином случае могло бы пропасть.

В старинных архивах Барнард-Кастл есть запись о том, что "ни единому мяснику не должно убивать быка старше двух лет от роду, не приведя его прежде на ринг, и не потравив должным образом". Ринг Барнард-Кастла, устроенный на огромном камне, лежавшем на уровне с мостовой, располагался на рыночной площади напротив районного банка. Наибольшим спросом долгие годы пользовалась порода бульдогов "лонгсдейл", названная так в честь Лонсдейла, мясника и трактирщика, проживавшего в Барнард-Касле примерно в 1780 году.

В 1802 году, после горячих дебатов, палатой общин был отвергнут законопроект о запрете на буль-бейтинг. Обычай просуществовал вплоть до 1835 года, когда был запрещен парламентским законом.

Несмотря на закон, запрещающий травлю быка, буль-бейтинг исчез не сразу. Время от времени он проводился в Вест-Дерби-Уэйкс - вплоть до 1853 года. До 1838 года, а возможно, и до 1840-го, травли регулярно проводились в Уирксворте. Последний буль-бейтинг в Элсбери состоялся 26 сентября 1821 года, в Эшборне - в 1842-м.

С отменой буль-бейтинга стала стремительно уменьшаться численность чистопородных бульдогов. Один из авторов тех времен писал, что представителей этой породы можно было лишь изредка раздобыть в Лондоне, Бирмингеме и в Блэк-кантри.

Репродукция картины Дж.Скэнлана (примерно 1836 г.). изображающая Бена Уайта, выпускающего своего бульдога Тумблера и Бесс, принадлежавшую леди Сэндвич, на быка, предоставленного Биллом Гиббонсом.

На полях гравюры "Оса, Дитя и Билли", датированной 15 мая 1809 года была сделана подпись: "Изображенные здесь бульдоги эсквайра Х.Бойнтона, являясь последними чистокровными представителями породы, выведенной покойным герцогом Гамильтоном, столь высоко ценимы, что мистер Бойнтон получил сто двадцать гиней за Билли и двадцать - за щенка еще до того, как его отняли от суки. Утверждается, что это единственные настоящие бульдоги из существующих ныне и что после их смерти данную породу собак можно будет считать исчезнувшей".

На смену буль-бейтингу и на усладу публике пришли собачьи бои, явившиеся одной из основных причин сокращения численности чистокровных бульдогов. Многие заводчики принялись вязать бульдогов с терьерами, посчитав, что подобная помесь улучшает бойцовые качества.

Буль-бейтинг раскрывает следующую главу в истории развития породы как участника азартных поединков, а обзор фактических материалов по использованию бульдогов в подобных старинных английских развлечениях не может не вызвать восхищения отвагой и самоотверженностью, которую демонстрировали при этом славные представители породы…

 
 
все о животных - породы собак, кошек, продажа, питомники, доска объявлений
Rambler's Top100